Консультации в Москве

Уютные кабинеты в шаговой доступности от метро

Выбрать психолога

Вы не в Москве?

Консультации психолога по скайпу

Записаться

Проект Практика

Возможности для начинающих аналитических психологов

Подробнее

Личная автобиография

Я родилась в 1978 году, 24 декабря - под новый год, в сильнейшие морозы.

Моя мама перед родами смотрела "17 мгновений весны" и уговаривала меня дождаться окончания последней серии - и потом поехала рожать, позже срока на неделю.

 

На мое детство, вероятно, повлияла практика держать младенцев отдельно от матерей в роддоме и затем в больнице. Мне знакомо чувство одиночества и страх.

 

Я была первым ребенком у молодых родителей, и чувствовала на cебе много маминой неуверенности и тревоги. Мои родители были очень молоды, когда появилась я. Не все было благополучно в их семьях в этот период. Вчерашние студенты, они имели мало опыта и в быту, и в отношениях, однако ответственно и серьезно строили жизнь новой семьи.

 

Советские инженеры, идеалисты, они вели вдохновенные разговоры на кухне,выписывали журналы Знаний сила, Техника молодежи, Наука и жизнь. И журнал Здоровье— картинки журнала я очень любила смотреть.

 

Я часто попадала в больницы, и училась быть в одиночестве, среди чужих находя кого-то теплого и заботливого. В дошкольном возрасте я была свидетелем множества внутрисемейных конфликтов, что развило во мне недоверие к авторитетам взрослых, понимание и сострадание, и умение лавировать внутри переплетений отношений.

 

Сначала мы жили в тесной квартире с маминой бабушкой - и я очень ее полюбила. Она рассказывала мне сказки живо и в лицах, она была актрисой самоучкой, чтицей и певицей в хоре. Часто я жила у  своей бабушки, ее дочери - и этот дом мне нравился не меньше родительского. Там дед-ученый работал за письменным столом, а бабушка готовила и заботилась о нас. Они никуда не спешили, в отличии от папы и мамы.

 

Все детство я мечтала о брате или сестре, чтоб было с кем играть. Я не любила детский сад, там было шумно и все чужое. Я любила гулять во дворе и исследовать мир с друзьями без присмотра.

 

Одна я играла и фантазировала. В 4 года я думала, что,  возможно, моя жизнь - это сон какой-то женщины, и я проснусь ею. А может быть, и она чей-то сон - например, мой. В 6 лет я играла, что у меня есть фея-крестная, которая учит меня делать мир лучше - подметая небо по ночам. И что у меня есть тайная сторона дома, в которую можно попасть через спрятанную дверь - и там есть все, чего не хватает в обычной жизни.

 

В школу я хотела, и первые годы учебы радовалась. Новые знания увлекали, а хорошие оценки воодушевляли меня. Еще была большая библиотека, где можно было брать и читать любые книги.

 

Когда мне было 8 лет, у меня родилась сестра. Мне было интересно участвовать в выращивании ребенка, наблюдать ее развитие. Мы так и не стали подругами, мешала слишком большая разница. Ее присутствие сняло с меня излишнее внимание и тревогу мамы и помогло мне начать отделяться в подростковом возрасте.

 

Подростковый возраст прошел под знаком бунтаря, я хотела сепарации и убегала из дома. Самостоятельно зарабатывать на жизнь я стала с 15 лет. Тогда же я познакомилась с психологией. Сначала я ходила к психологу и на группы как участник, потом начала учиться на тренингах.

 

Затем меня пригласили на должность помощника психолога в этом же центре. Тогда я стала работать с трудными подростками в школе рабочей молодежи - будучи немного их старше. Тогда же мне удалось проходить практику и учебный курс по клинической психологии в психиатрической больнице - и это тоже меня очень заинтересовало. Состояния больных людей вызывали сострадание во мне, но также привлекали своей необычностью и загадкой - почему это происходит, как они воспринимают мир. Я стала много читать специальной литературы.

 

Тем временем я закончила школу. Я не смогла поступить на факультет коррекционной психологии - и пошла на филологический. Его я и закончила затем, уже заочно, из другого города. Работа в школе мне не нравилась, так как подразумевала поверхностный контакт с детьми и принуждение их к учебе.

 

В 1990х годах специалистов с психологическим образованием практически не было, и поэтому без специального образования меня брали на работу психологом. И я училась и набирала опыт как могла.

 

Я вышла замуж в 18 лет, строила новую жизнь, много работала, обустраивала дом. Но через год стало понятно, что мы с мужем очень разные люди, и детей у нас не случалось, и дело пошло к разводу.

 

Мне хотелось учиться и развиваться дальше, и я решила перебираться в Москву, так как на тот момент в Нижнем Новгороде возможностей обучения было мало.

 

В Москве в период адаптации я работала кем могла - администратором, компьютерщиком, экскурсоводом. Это был тоже интересный и полезный опыт обретения других профессий и социализации. Понемногу я набирала практику, и одновременно ходила на семинары по экзистенциальному анализу, психоанализу, клинической психологии.

 

Я открыла для себя путешествия -  до 19 лет я не выезжала за пределы своего города. Мой мир стремительно расширялся, я ездила на учебные программы в другие города. Я нашла друзей и коллег, с которыми могла ощутить общность, с которыми могла обмениваться знаниями.

 

В Москве я встретила своего мужа - мы были знакомы с моих 17 лет, но оба были тогда в отношениях с другими. Мой муж разносторонний человек, которого я не устаю узнавать: он актер, лингвист, сценарист, композитор и писатель. Мы купили дом под Москвой, и он строит его сам. У нас растут дети, и это удивительный процесс - наблюдать и способствовать росту души с самого рождения.

 

В аналитическую психологию я пришла после прочтения автобиографии Юнга. Эта книга глубоко отозвалась во мне и дала чувство узнавания похожего. На первой же конференции МААП я поняла, что нашла свое сообщество - демократичное содружество разных, уникальных, странных людей, среди которых я не чувствовала себя чужой, даже еще никого не зная.

 

В 2014 и 2020 меня не приняли в программу РОАП. Мне пришлось найти для себя другой путь развития. Тем не менее аналитическая психология осталась для меня основным направлением моей практики и моих профессиональных интересов.

 

I was born in 1978, on December 24-on new year's eve, in the severe winter frost.

My mother watched "17 moments of spring" (famous Soviet series) before giving birth and urged me to wait till the end of the last of the series - and then went to give me birth one week later.

 

My childhood was probably influenced by the practice of keeping babies separate from their mothers in the maternity hospital and then in the hospital. I know the feeling of loneliness and fear.

I was the first child of young parents, and felt a lot of my mother's uncertainty and anxiety. My parents were very young when I appeared. Not everything was well in their families during that period. Yesterday's students, they had little experience in everyday life and in relationships, but responsibly and seriously built a new family life.

 

 

Soviet engineers and idealists, they had inspired conversations in the kitchen, subscribed magazines such as Knowledge is the Power, Technology for Youth, Science and Life. And Health - I used to love looking at the pictures of that magazine.

 

I often got to the hospitals, and learned to survive alone, trying to find someone warm and caring among strangers. At pre-school age I saw many intra-family conflicts. It led to distrust of the authority of adults, also I'd|been honing understanding and compassion, and the ability to maneuver inside the intertwining of relationships.

 

At first we lived in a cramped apartment with my mother's grandmother - and I loved her very much. She vividly and in person told me some stories, she was a self-taught actress, a reader and a singer in the choir. Often I lived with my grandmother, her daughter - and I liked this house as much as my parents’. My grandfather, a scientist was working at the desk, and my grandmother was cooking and taking care of us. They were in no hurry, unlike mom and dad.

 

All my childhood I dreamed of a brother or sister, to have someone to play with. I didn’t like going to the kindergarten – too noisy and everything there was somebody else's. I loved walking in the yard and exploring the world with friends without supervision.

Being alone I played and fantasized. At 4, I thought maybe my life was some woman's dream and I would wake up being her. Or maybe she was someone's dream – mine for example. At 6 years old I played as if I had a fairy godmother who taught me to make the world a better place-sweeping the sky at night. And that I had a secret side of the house, which could be accessed through a hidden door - and there was everything that was missing in everyday life.

 

I wanted to go to school, and during the first years of studying I was glad. New knowledge fascinated me, and good grades inspired me. There was also a large library where I could borrow and read any books.

 

When I was 8 years old, my sister was born. It was interesting for me to help raise a child, to watch her developing. We never became friends, because of age difference. Her presence took away my mom's undue attention and anxiety and helped me start separating as a teenager.

 

 

 

Adolescence was passing under the sign of a rebel, I wanted separation and ran away from home. I began to earn my own living from the age of 15. Then I got acquainted with psychology. At first I went to a psychologist and to groups as a participant, then I began to study at trainings.

 

Then I was invited to the position of assistant psychologist in the same center. Then I started working with "problem teens" at a working-class youth school, being a little older than them. At the same time I was able to take an internship and training course in clinical psychology in a psychiatric hospital - and that also interested me very much. The conditions of sick people aroused compassion in me, but also attracted me by their strangeness and mystery-why it happens, how they perceive the world. I began to read a lot of special literature.

 

 

 

In the meantime, I finished school. I could not enter the faculty of correctional psychology - and went to Philology because of the anxiety of my parents. I finished it then, by correspondence, from another city. I did not like working at school, because it implied a superficial contact with children and forcing them to study.

 

 

In the 1990s, there were practically no specialists with psychological education, and therefore I was hired as a psychologist without special education. And I learned and gained experience as I could.

 

 

I got married at 18, built a new life, worked hard, equipped the house. But a year later it became clear that my husband and I were very different people, we had no children, and it went to divorce.

 

I wanted to learn and develop further, and I decided to move to Moscow, as there were few opportunities to learn at that time in Nizhny Novgorod.

 

In Moscow, during the adaptation period, I worked as much as I could - an administrator, a computer scientist, a guide. It was also an interesting and useful experience of acquiring other professions and socialization. Little by little I gained practice, and at the same time went to seminars on existential analysis, psychoanalysis, clinical psychology.

 

I discovered traveling - until I was 19 years old, I'd never been out of the city. My world was expanding rapidly, I visited other cities to study. I found friends and colleagues with whom I could feel commonality, and with whom I could share knowledge.

 

In Moscow, I met my husband - we had known each other since I was 17 years old, but both were then in relationships with others. My husband is a versatile man whom I never tire of getting to know: he is an actor, a linguist, a screenwriter, a composer and a writer. We bought a house near Moscow, and he builds it himself.

 

I came to analytical psychology after reading Jung's autobiography. This book resonated deeply in me and gave me a sense of recognition of similar. At the first MAAP conference, I realized that I had found my community-a democratic community of different, unique, strange people, among whom I did not feel like a stranger, even without knowing anyone.

 

In 2014 and 2020, I was not accepted into the ROAP program. I had to find a different development path for myself. Nevertheless, analytical psychology has remained for me the main focus of my practice and my professional interests.