Консультации в Москве

Уютные кабинеты в шаговой доступности от метро

Выбрать психолога

Вы не в Москве?

Консультации психолога по скайпу

Записаться

Проект Практика

Возможности для начинающих аналитических психологов

Подробнее

Джеймс Холлис, 2016: о любви и смерти

Юнгианский психоаналитик и доктор философии Джеймс Холлис рассказывает свои мысли об отношениях с другим, полноте жизни в старости и понимании ценности смерти. Цитаты телемоста Вашингтон-Москва, организованного командой компании "Ивент Лига" 7 декабря 2016 года.

Познать лучше самих себя – это самое лучшее, что мы можем сделать для наших отношений. Клиенты часто говорят мне, что им не понятно, почему все их отношения заканчиваются примерно одинаково. Что не так с теми людьми, которых они выбирают? Когда мы начинаем исследовать отношения, приходит осознание, что постоянная переменная в каждых «одинаковых» историях – они сами, а не партнеры. Каждый раз когда мы наталкиваемся на какую-то проблему в отношениях с другими, это означает, что мы находимся в неправильных отношениях с собой. Наша ответственность в отношениях – это отвественность за самих себя, то есть за того человека, с которым наш партнер будет общаться.

На самом деле мы хотим от другого человека того, чего мы хотим от себя самого. Осознав это, мы вступаем в фазу зрелости и получаем настоящую возможность любить и жить любя.

Другой человек важен именно потому, что он другой. Романтическая часть отношений со временем проходит. Встреча и взаимодействие с чуждостью другого человека дает нам гораздо больше. Мне близка мысль одного австрийского поэта, который говорит о том, что любовь – это возможность разделить свое одиночество с одиночеством другого человека. Каждый идет своим путем, но возможность делиться – это чудо и прекрасный взаимный дар.

Цель отношений – не удовлетворить все свои нужды, а стать лучше посредством встречи с другим человеком. Моя жена – художник - однажды присутствовала на моей лекции. Она сидела в аудитории и все время глазела по сторонам, и я думал, что ей скучно, не интересно то, о чем я рассказываю. А потом в какой-то момент я понял, что она рассматривает формы, цвета вокруг себя и думает о том, как она может это изобразить… Такая ее чувствительность позволяет и мне увидеть то, чего я раньше не замечал, позволяет мне стать больше и лучше.

Наши отношения с женой продолжатся даже в тот момент, когда кто-то из нас покинет этот мир. Мы проводим много времени друг с другом, мы вместе стареем, мы говорим о смертности, о процессах старения. Мы уже купили место на кладбище, и там мы иногда проводим пикники. Потому что рано или поздно кто-то туда отправится первым, и второму все равно придется туда приходить и продолжать тот диалог, который мы начали 34 года назад. Это не пессимистично, это просто реальность. Я думаю, что это очень осознанное решение с нашей стороны.

В счастье нет ничего плохого, но счастье - проходящее. Счастье – это побочный продукт того, что мы находимся в правильных отношениях с собой в этот момент. Счастье как цель - слишком поверхностно, слишком тривиально. Смысл жизни - в другом, в осмысленных отношениях с людьми, осмысленной работе, осмысленном контакте со своим внутренним Я. Если я смогу идти за зовом этого внутреннего Я, тогда моя жизнь приобретет смысл. Она станет настолько богатой этими смыслами, что едва с этим можно справиться.

Мы должны помнить, что жизнь коротка, и нужно использовать все возможности, чтобы достичь этих целей. Я сталкивался со столькими людьми, которые говорили: я всегда хотел сделать что-то: научиться играть на фортепиано, выучить язык, освоить новую профессию, - но почему-то не удалось… Почему не получилось? Всегда находится много объяснений.

Часто то новое, что должно появиться, - пугающее. У меня была пациентка, которая на первом же сеансе рассказала мне сон: она была в больнице, и один из ее родственников подошел к ней и сказал: «Пришло время умирать». И она согласилась: «Да, хорошо». Конечно, она испугалась, когда проснулась, и первое, о чем подумала, - может быть, у нее какое-то неизлечимое заболевание. На самом деле во сне говорилось об окончании первой части ее жизни и о переменах. У нее действительно вскоре началась новая жизнь, новый период.

Нам нужно научиться уважать, слушать и вступать в диалог с теми областями нашей психики, которые передают нам информацию. Каждую ночь нам снится около 6 снов, просто мы их обычно не помним. Представьте, это около 30-40 снов в неделю! Это очень важная информация, которая идет изнутри, но как бы проходит мимо. Автор этих снов – наша психика, мы не придумываем их сами. Есть что-то гораздо умнее и мудрее внутри нас – наше сознание, которое создает эти сны, зачастую чтобы что-то компенсировать, показать нам, дать нам что-то понять. Эти сообщения, которые приходят нам из сновидения, воспринимаются нашим Эго как вторжение, но умение распознавать сигналы нашей психики позволяет нам жить более полной жизнью.

Психотерапия – это современно изобретение, которое помогает людям переходить с одного периода жизни на другой и осмыслять истории, которые они проживают. Мне сейчас 76 лет, и у меня, конечно, тоже были эти переходы, перерождения. Я пережил своего ребенка, терял друзей… Все мы рано или поздно сталкиваемся с трудностями, и чтобы с этим справиться, нужна не только отвага, но и воображение - чтобы увидеть и поверить в продолжение своей жизни…

Мы никогда не найдем смысл жизни в попытках выжить. Физическая смерть – это только одна из форм умирания. Каждый раз, когда мы поддаемся страху, мы уже умираем. Когда ради безопасности мы жертвуем чем-то важным, мы тоже умираем. Когда мы предпочитаем удобство новым возможностям, мы тоже умираем. Нам нужно волноваться не по поводу физической смерти, а по поводу вот этих всех смертей, по поводу того, чтобы жить полной жизнью и присутствовать в свой жизни.

Возможность жить более полной жизнью связана с нашей смертностью. Наш организм постепенно движется к старению, угасанию, и осознание собственной смертности заставляет нас задавать себе вопросы: что мы должны или не должны делать, осознавая конечность своей жизни? Смертность придает ценность каждому нашему поступку и выбору, который мы делаем.

Смерть – это не проблема для природы или для Бога, это проблема только для человеческого Эго. Мы сопротивляемся смертности, и это зачастую становится причиной неврозов. Однако именно конечность нашей жизни придает ей значение. Если бы она была бесконечна, в ней трудно было бы найти смысл.